Часть 2. Немного о крысах

В этой книге часто упоминаются крысы.

Если честно крысы – это метафора, которую родил этот мозг в дебрях галлюциногенного трипа под маркой, которая мне досталась от Лешиного знакомого.

Мой спутник настаивал, чтобы я съел целую и я засунул пластинку себе меж деснами. Когда эта штука сработала – и я осознал силу прихода – огогошеньки!  Реальность заполнилась какими-то колючими вибрациями, все пошло нереальными фракталами – в общем как полагается при приеме подобной хренотени.

Если честно – это на любителя.

Забавным в этом было несколько моментов типа чтения мыслей и полной сонастроености с человеком, с которым трипуешь. Чтение мыслей. Креативность, разноцветность сна и ужасающая мощь самого вещества – чудовищный дух, наполненный вулканической энергией.  Контролировать трип было трудно, сражаться с веществом – еще труднее, поэтому я сдался и полностью подчинился роли, заготовленной мне этой маркой.

В итоге я видел себя этакой симпатичной антопоморфной крысой, которая явно занималась кучей всяких дел – типа настройки вибрационного фона и тонких электрических цепей, связывавших воедино все можжевеловые космо-антенны.

Спутник мой называл себе не иначе как Королем Ящериц и присутствовал при этом незримо частично находясь в своем трипе, частично разделяя мой. Периодически мы встречались и обменивались биополями.

Интересным был выход – непонятно как я оказался в лагере у Паши. Лежал в гамаке и наблюдал за последними фракталами, напоминавшими титры с пожеланием всем знакомым и друзьям придумавшим и тестировавшим это химическое соединение в каком-то далеком Берлине. Мне виделось, что на каждом фрактале была пропечатана торговая марка, изображавшая пальму.  Я мог не только наблюдать все это, но и явственно чувствовал.

Потом Паша протянул мне окурок и я затянулся, не особо ощущая вкус. Зато мне понравилось наблюдать за тлением сигареты, которая… ну вы понимаете.

Пришла Лика и мы о чем-то поговорили.

Интересно, зачем она все таки пришла посмотреть на мой отходняк? Но было черт как то очень трогательно. Я определено вел себя с ней не лучшим образом.

Так вот тогда в этом трипе крысы сильно вписались в мою подкорку – что тут скажешь – я очень физичный чувак и довольно скрытный, быстрый,гибкий. У меня хороший нюх на всевозможные ништяки. А еще я блин несомненно люблю всякий веселый движняк.

Космос обитает во всем, и крысы не исключение.

Конечно, это просто метафора, но все же.

 

Наверно эта штука привиделась мне еще по одной причине. По той же причине, по которой я бежал и прятался, искал убежище и выживал все эти годы декапсуляризации. Я был дрессированной крысой, которая скакала – так как ей скажут. Как и многие, как почти все из нас.

Одержимый добычей питания, найти нору получше, нахапать вещей побольше… Не для себя. Все только ради нее. Ради Марго.

На самом деле я бежал даже не от кого-то, не от ответственности или надоевшей роли. Я убегал от бегства. От глупого сна, который сам же и создавал.

Я, эго, отождествление – это просто дырявая колоша, которая пытается черпать из океана и утверждает, что обретает воду. Поэтому никакой настоящий шаг в бездну невозможен, если ты все еще как-то связан с калошей.

Все эти психоделические радости уже не могут обмануть тебя, если ты хоть на минуту прочувствовал подлинную свободу, если хотя бы тебе известно, что она возможна. Эго может упиваться ложной силой или просто пытаться кайфануть  — в этом нет ничего плохого.  Просто почти всегда для меня работает правило – чем проще, тем лучше.

В итоге, почти перед самым отъездом я краем уха попал в движуху, где все держалось на каких-то невнятных мутках – типа где достать то или это. Не хватает травы или дров для костра – верный признак состояния дефицита. Все ментально и в здоровом сознании всего всегда в достатке. Я не задумываясь валил из компаний, общения или ситуаций где это ощущалось хотя бы смутно, поскольку слишком долго провел в дефиците сам.

 

С Марго мы познакомились на будан-горе. Это такое прикольное место на природе под Саратовом, где собирается радужный народ.

Я триповал, она гуляла вместе с Федорковым. Потом как-то раз вписался у нее, у нас был невероятно хороший секс. Потом мы пару раз накурились с её братом, который представился Капитаном. Они были очень живыми, настоящими. Не похожими на все эти спящие персонажи, невнятные кухонные истории. Все это время казалось чем-то живым и мощным – дорогой к истине.

 

Капитан – представьте себе такого огромного чувака с лицом ребенка, невероятно креативный, невероятно физичный, грубоватый и внутренне замкнутый, готовый дать пизды по первому поводу и очень чувствительный хрен.

Марго была невероятно сильная личность. Она говорила такие вещи, что у меня мозг сводило судорогой.

Типа мне всегда встречались интересные девушки, например Маша с которой я встречался до Марго пережила клиническую смерть и опыт жесточайшей психоделии двадцать четыре часа в сутки без всяких наркотиков. Она видела ауры, энергии и призраков, общалась с потусторонними существами и подобная хрень. Но Марго походила на какого-то боевого брахмана, который был способен разъебать своей энергетикой целую армию. Она считала себя богиней и вела себя как королева во всех ситуациях. У нее тоже были какие-то переживания, о которых она не особо распространялась, но иногда выдавала такое…

Ну и конечно мы курили с ней. Её почти не забирала трава, как и большинство баб, которых я знаю. Но она была не против покурить за компанию. А в компании её были ребята типа Федоркова, приносившего нам замечательные самокрутки (и не всегда с ганджей как я помню).

Короче мое неадекватное состояние, вызванное отчаянным поиском истины, неочивидное для многих – было неочивидно и для нее. К тому же ей льстило мое подобострастное внимание, моя влюбленность, ей вроде нравился наш секс и мое стремление брать все хозяйство в свои руки. Я готовил для нее, неплохо общался с её дочерью (поскольку ей реально не хватало отца).

Новый год в Саратове – салют и мы полупьяные сидим на каком-то диване, на помойке и дышим морозом. Мы убежали от людей и оказались в космическом потоке, он унес наши личности, наши мозги.

Если есть на свете крутая психоделия, так это любовь двух психов.

Эта была любовь без всякого отождествления. Просто она произошла в контакте с ней. Я не мог найти себя. Нигде.

И вот тут-то произошло одно из тех озарений, изменивших весь курс моей жизни. Это было смутно, к тому же мешало эго тупо мнящее себя просветленным. Я как то внутренне понял, что есть нечто за пределом всех этих расширений и сужений сознания. Все это было даже как-то слишком, как-то наигранно и перенасыщено… для того чтобы быть правдой.

 

Мы просто были вместе несколько месяцев. Классный роман, тусовки, посиделки с гитарой. И небольшие сцены на закуску. Кидание тапками – все такое прочее.

Казалось, мы знали, что нужно делать дальше. Жить долго и счастливо – так это называется. Но постепенно узел на горле все стягивался. Я знал, что мне придется столкнуться с чем-то невероятно трудным, ив итоге впервые за столько лет столкнулся с собственным дерьмом.

Вообще об этом всем можно было бы писать отдельную книгу.

Мы поженились и это все только усугубило. Свадьба с кучей народа, кредиты, которые я не знал как отдавать – все углубляющаяся воронка пиздеца показывала мне, что здесь блять что-то не так во всей этой истории.

Причем понятно теперь, что это было очень правильно. Как еще мы могли бы пройти это?

Нет человека на свете ближе, чем тот, с кем ты прошел Ад.

И нет никого дальше, чем мы, поскольку это просто опустошает навсегда. Лишает глупых романтических притязаний.

Она была моей женой единственной и настоящей в этом мире, где только сон.

Я думаю, где-то в глубине мы знали это с самого начала.

Я точно чувствовал ненастоящесть всего этого, зыбкость и дискомфорт. Ни одна из предложенных ролей не гармонировала со мной на тот момент.

Я никогда не встречал такой женской ревности, обиды и страха, спрятанных за красивыми словами. И такой непрошибаемости эго-структуры. И ни с кем в жизни я сам не был таким жалким и несчастным, она тоже – я знаю. Но этот кошмар в итоге был просто кошмаром, от которого нужно было проснуться.