Часть 5. Песня

Я – человек, и вот моя Песня:

Все живет и все существует в мире Проявленного — он полностью пластичен и пребывает в единстве, стремящимся к равновесию и гармонии.  Неизвестно почему, но реальность заинтересована в пробуждении существ или в духовном уровне самой игры  или еще в чем-то.

С  пробужденного уровня – реальности вообще не существует – это просто иллюзия. Но в игре, в проявленной манифестации, конечно, присутствуют какие-то условия:  ты выбираешь направление и позволяешь миру привести тебя к желаемому и если желаешь участвовать в процессе пробуждения других существ – это тоже позволено.

Играть роль духовного учителя – невероятно полезно поскольку:

  • Быстро надоедает.
  • Ты многому учишься на ошибках студентов.
  • Поток реализует интересные ситуации и события.

В отличие от мастерства в любом навыке – дзен мастер должен просто знать истину и не слишком давить на студентов, чтобы они не испугались и не сбежали. Все проблемы в том, что истина невероятно проста, а эго-умы хотят чего-то сложного или вообще чего-то по сути отличного от пребывания «как есть».

Я проводил несколько медитаций на Утрише и сделал вывод, что это имело смысл, но если сравнить то, как я это видел тогда и сейчас, то разница невероятно огромна. По сути Поток взял меня и использовал, чтобы выполнить какую-то необходимую ему работу…

Играть роль духовного учителя — невероятно бессмысленно поскольку:

  • Нет необходимости что-то исправлять. Все идет так, как нужно.
  • Ты ничему никогда не сможешь научить.
  • Нет вообще какой либо проблемы во вселенной. Они все придуманы.

Поэтому мне легко скользить из этой роли в любую другую.

Я не Мастер потока – просто еще один из сотворяющих, заинтересованный в том, чтобы петь свою песню и двигаться Дальше.

Моя песня – это все, что я делаю и все, чем я являюсь без всяких оценок и критериев, без залипания на процессе или результате…

 

Несколько лет назад я работал в Макдональдсе ночным уборщиком.

Выглядело это примерно так: приходишь в 10 вечера, заходишь в раздевалку и напяливаешь на себя воняющий химией комбез, потом ищешь резиновые сапоги, чтобы хоть немного подходили по размеру.

Приходит Илья – начальник смены и ты с другими такими же чертовыми крысами идешь на убийственную, славную и веселую войну с дерьмом. Ты даже не представляешь сколько там дерьма и как мало у тебя времени, чтобы убрать его. 8 часов смены пролетают в один миг, когда ты сначала оттираешь грили от пригоревшего жира используя жесткую химию, потом сливаешь вонючий жир из отстойников и закидываешь всю хитрую металлическую оснастку магдачного конвейера в мойку, где стоит Мойщик – чувак, который должен успеть все это перемыть под струями горячей воды и пены и прочего. Очень много химии в любом процессе – от очистки грилей, скоростной поломойки или промывки огромных фритюрниц, которые сначала нужно освободить от кипящего масла через фильтры, потом слить это масло (еще горячее!) в бочки и затем откатить их куда подальше.

Все это под музыку, которую Илья специально подобрал, чтобы сделать твой трип незабываемым.  Это что-то мощное от Killers до Егора Летова, в основном панкуха и рок, сам диджей постоянно где-то рядом, надзирает за твоей работой и готов взорваться по любому поводу. Злой убийственно правдивый дзен мастер Мусорный Илья и его команда крыс, уничтожающей дерьмо везде, где только можно. Маленький мир, где всегда идет война под марш потому что утром появятся менеджеры и будут трахать вам мозги, если что-то пошло не так или вы что-то упустили.

И утром, уже совсем неадекватный и едва успев стереть весь жир с пола швабрами, которые в макдаке почему-то называют мапами – ты идешь чистить ТЭН – машину, которая прессует все пакеты с мусором, органическим и нет. Она воняет клубничными помоями, т.е. это ужасный запах помоев, но смешанный с клубничным ароматизатором. И все равно тебя бы стошнило…

Нужно вылизать эту дерьмомешалку со всех сторон, подтереть пол, убрать все метлы и мапы, слить всю воду, уложившись в срок.

Система магдачного менеджмента жесткая и сложная для тех, кто действительно решил сыграть в эту игру. И несложная для тех, кто просто оказался там как случайный попутчик — ты просто забиваешь на все эти регламенты, нормы и доносы, жалобы и прочее, пока тебя не уволят. Иногда ты герой-одиночка, сражающийся с нечистотами, иногда вас целая крысиная рать (и это значит, что скоро будет проверка).

Все кто работает в Магдаке, жрут магдачную еду. Я был сыроедом, когда пришел туда, сожрав первый биг-мак — улетел в космос. Итак – магдачная еда – это наркотик почище героина.

Энергетика там настолько напряжена, что у тебя глаза лезут на лоб – ты внутри маятника, внутри чудовищного эгрегора, он сожрал тебя, поимел и скоро выплюнет. Зарплата  задерживается почти на месяц, платят не много, но работа в ночную смену ценится выше и оплачивается лучше.

Где то в одном из этих ночных трипов я начал понимать следующие вещи: я несчастлив, я несвободен и занимаюсь не тем, поток занес меня сюда, чтобы показать – это все не твое и тебе оно не нужно. Это не твой мир, это игра каких-то других существ. И еще: ЭТОТ МИР НЕ РЕАЛЕН. ТЫ ОПЯТЬ ЗАБЫЛ ОБ ЭТОМ, БРАТЕЦ.

Мне понравилось в Макдаке, поскольку там я вновь прочувствовал эту крысиную реальность. Этот бег в колесе, на который мы все подвязаны.

Уволившись  провел несколько месяцев, почти ничем не занимаясь. Мы с женой и обоими дочками ездили на Кваммангу, практиковали там и зависали в чилауте, я перестал сыроедить, но все еще заморачивался по вопросам питания. Несколько недель мы жили на даче у тещи, выращивали там овощи и я все время чувствовал себя подавленным огромным эго Марго и её матери.  Мы делали йогу, медитировали и пытались гармонизироваться с женой, я водил их на её любимое место у реки. В целом было уже не так плохо.

Все это время было посвящено сатсангам с Мулжи (трендовый толстый гуру адвайтист, наберите в гугле), в которые я залипал с головой при первой же возможности. Это такая тема: все сидят и слушают гуру, медитируют и всячески пытаются осознать одно простое осознание –  «Кто я?». Гуру, конечно, отвечает на вопросы но по большому счету просто балаболит на тему – типа его слова должны продвинуть вас в вашей медитации.

Многие люди, пребывая на сатсангах, испытывают  расширение сознания, глубинное спокойствие и все такое…

На самом деле это тоже – определенный наркотик. Ты подвязался на гуру и медитацию, залип на этом и утратил поточность.

Если ты реально задался вопросом «Кто Я?» ты подписался на смерть – это похоже на горение в огне, на самосожжение, на опускание в бездну ада.  Ты реально сходишь с ума от все возрастающей осознанности, от своей пустотной природы. Твой ум бешено работает и начинается творческий процесс деконструкции личности. Ты уже не можешь залипнуть или застрять – ты идешь либо к расширению, либо к деконструкции, что в принципе – одно и тоже.

Короче рано или поздно ты все-таки осознаешь «Кто ты».  Ты вкачиваешь в это столько энергии намерения, что это просто не может не сработать. И тогда начинают отрываться нити, раньше накрепко привязывающие тебя к матрице. А теперь ты системный баг, по сути вирус – поточная крыса, которая прогрызает свой путь а свободу через кучу дерьма.

И вот теперь ты хочешь поделится, но похоже что делится нечем. «Дальше» – это что-то невероятно жестокое для всех, кто хоть как-то связан с духовным ростом, шанти, религией, психоделией и прочей херней.

«Дальше» – это сдача всего самого ценного, всего, что имеет еще хоть какую-то ценность. Это искренность, правдивость и жестокость сказать «ТЫ все еще спишь, идиот. Иди дальше!» И я говорю это себе каждый день по несколько раз и перечитывая еще вчерашние записи с трудом удерживаюсь от того, чтобы удалить их все к чертовой матери.

Какое уж тут гурование, ребята…

Но вот тут рядом со мной сидит и истинный гуру. У него есть все необходимое для убийства: ножи, ракеты, ядерные бомбы, печенье, йогурт, вино и гитара, краска, грим, секс, книжное знание и полная противоположность всего этого. Это Поток, это Божественное, это Разрушитель, это негативность и воплощение ада. Сам Сатана вместе со всеми чертями не могут быть настолько же эффективным орудием.

«Мы устроим еще не одно безумное чаепитие и еще много Алис провалятся в эту нору», – вот что он говорит в заключение этой главы.  — «Немного безумия тебе пригодится».